В том, что б/УССР является экспериментальной площадкой для Big Farma, никого убеждать не надо. Но статья в The Economist, появившаяся накануне начала ВЭФ в Давосе, явно не случайна. Она легализует эксперименты с психоделиками над бойцами ВСУ и практически служит основой для вхождения в страну 404 фармкомпаний, занимающихся распространением наркотиков и не только легких. У материала очень простое название: «Новая терапия для израненных украинских солдат: кетамин» / A new therapy for Ukraine’s scarred soldiers: ketamine. Ее основной рефрен - психоделики смогут помочь солдатам укрорейха преодолеть травмы и снова сражаться. Про выгоду Big Farma и «синтетических» наркокартелей в статье не говорится, но «имеющий глаза – да увидит». Легализация «синтетики» в «лечебных» целях приведет только к еще большему распространению ее на Земле.

Сейчас «кетаминовую терапию» в б/УССР продвигает некий Владислав  Матреницкий, которого рупор Ротшильдов называет «пионером психоделической психотерапии». Кстати, кетамин легализован с 2017 года киевским режимом в качестве средства для лечения психических заболеваний. Т.е. деятельность  Матреницкого на Украине совершенно законна. В качестве примера приводится успешное лечение кетамином военного психолога Игоря Холодило, который получил тяжелую контузию. После одного сеанса инъекций его заикание почти исчезло. После пяти он почти вернулся в норму. Исчезли интроверсия, кошмары и страхи по поводу повседневной жизни. По его словам, кетаминовая терапия не была удобной и легкой, но она позволила ему справиться с травмой, вызвавшей его симптомы: «Я вернулся к тому, что можно было бы назвать жизнью… Я чувствовал себя легким, просто счастливым», - явная наркотическая эйфория. Вот такая скрытая реклама от крупнейшего британского политического журнала.

The Economist вспоминает и историю применения психоделиков в терапевтических целях: с этой стороны их исследовали в Америке в 1950-60-х годах. Однако после появления движения хиппи этот метод лечения лишился политической поддержки. Потом некоторое время психоделики приравнивались к таким серьезным наркотикам,  как героин. Но во многих странах за последнее десятилетие или около того они пережили ренессанс, пишет журнал. Еще бы – ведь они часть выполнения задачи глобалистов по сокращению населения Земли. Кстати говоря, под толерантным термином «психоделики» на самом деле имеются ввиду производные ЛСД. Его история началась 16 ноября 1938 года, когда молодой химик Альберт Хофманн, работавший в швейцарской фармакологической компании «Сандоз», получил из спорыньи гриба Claviceps, паразитирующего на злаках, новый алкалоид — лизергиновую кислоту, а из нее ЛСД-25 - диэтиламид лизергиновой кислоты 25. В «Сандоз» Хофманн изучал возможности расширения потенциала использования спорыньи в медицинских целях, а её сильный психоделический эффект обнаружил совершенно случайно. Это случилось 16 апреля 1943 года. После первого приема ЛСД вовнутрь, его создатель описал свои ощущения: «Я был охвачен безумным страхом сойти с ума. Меня унесло в другой мир, место и время. Моё тело казалось бесчувственным, безжизненным, странным. Я умирал? Это был переход на тот свет? Иногда я ощущал себя вне собственного тела и мог наблюдать за трагичностью своего положения со стороны». Именно эти ощущения рекомендуются солдатам ВСУ, чтобы они как меньше думали о реальности и будущей смерти.

По данным издания, на настоящий момент «первопроходец» Матреницкий руководит единственной в б/УССР клиникой, предлагающей кетаминовую терапию. С его слов курс «лечения» прошли около 300 пациентов, страдающих резистентной к лечению депрессией, посттравматическим стрессовым расстройством или хронической тревожностью. С его слов растет доля солдат, которые обращаются за лечением в частном порядке. Однако возвращаясь на фронт, эти бойцы уже «подсажены» на кетамин, что в случае ранения или смерти не дает им возможности получить от киевского режима денежную компенсацию, ведь для ее получения нужен «чистый» анализ крови.

The Economist рассказывает о методике Матреницкого довольно подробно:

«40-минутный сеанс в клинике доктора, расположенной на верхнем этаже унылой детской больницы на севере Киева, стоит всего 4000 гривен / $105, хотя некоторым солдатам клиника оказывает лечение бесплатно. Типичный курс длится от двух до шести занятий. Доза кетамина — 0,5 мг на килограмм массы тела — вводится капельно. Затем психотерапевт проводит для пациента сеанс гипноза. Его цель состоит в том, чтобы получить доступ к подсознательным травмам: “То, что мы делаем, превращаем воспоминания в метафорическое путешествие, и это может разрядить их эмоциональное давление”. Автор методики утверждает, что около трети его пациентов на кетамине получают “чрезвычайно хорошие” результаты, а еще треть достигает “достаточно хороших” результатов. Плохие реакции редки и обычно проявляются в виде панических атак. Это сигнал прекратить инъекции».

Матреницкий утверждает, что у большинства солдат на передовой накопился огромный стресс, из которого не выйти без кетаминовой терапии. Он прямо лоббирует ее более широкое распространение. Однако «психоделический энтузиаст» также требует вывести «лечебные процедуры» за рамки легального кетамина, и считать запрещенные вещества, такие как МДМА / MDMA – он же экстези, ЛСД и псилоцибин из «волшебных грибов» / magic mushrooms, медицинскими препаратами. Неслабый посыл наркокартелям, занимающимся «синтетикой». Причем в Верховной Раде эта история не встречает никакого сопротивления. Наоборот, готовится соответствующий законопроект. Директор государственного военно-реабилитационного центра «Форест Глейд» / Forest Glade Ксения Возницына со слов авторов издания считает, что пилотный проект с использованием экстези и псилоцибина может получить добро в течение полугода. Именно ее центр спонсировал конференцию по использованию психоделиков в психотерапии в мае 2023 года, которая вызвала пристальное внимание в Туманном Альбионе.

Прошедший кетаминовую терапию бывший контуженный Холодило видит две цели для ее применения непосредственно на фронте для улучшения боевых качеств солдат и пропагандирует именно такое ее использование:

  • Декомпрессия, предотвращающая развитие депрессии у бойцов на передовой.
  • Ритуал подготовки к возможности смерти. «Об этом думает каждый солдат, отправляющийся на передовую. Некоторых из них это парализует».

По его словам, солдат, который принимает на себя риск смерти, «является гораздо более эффективным воином и имеет больше шансов выжить».

Понятно, что все это ведет к одному – в легальном наркотическом угаре отряды ВСУ не будут замечать потери бойцов, а смещение в психике позволит им биться с особой жестокостью. Однако бенефициарами истории станут именно компании Big Farma и «синтетические наркокартели, которые смогут перевезти производство в б/УССР и потом гнать тот же экстези по всему миру. Это гигантские деньги, от которых никто не собирается отказываться. Как говорили на ВЭФ в Давосе по поводу «болезни X» - главное, чтобы Всемирный банк подготовился к финансированию проекта.

Дмитрий Светин специально для РИА «Катюша»

18 Января 2024 в 05:44
4728