Сентябрьская Декларация стран G20 отдельно останавливается на «цифровой трансформации», которая не может не порадовать наше Минцифры Максута Шадаева. Однако эта история не придает оптимизма нормальным людям. Дело в том, что цифровизация в указанном G20 направлении ведет к десуверинизации всех государств, включая Россию.

Этой теме посвящен раздел E. Технологическая трансформация и цифровая общественная инфраструктура

В пункте 55 сформулирована «основная задача»: «Технологии могут обеспечить быстрые преобразования для преодоления существующего цифрового неравенства и ускорить прогресс в целях инклюзивного и устойчивого развития». Для ее решения должна, по мнению подписантов Декларации, быть создана «Цифровая общественная инфраструктура» / DPI как набор цифровых систем, построенных и используемых как на государственном, так и корпоративном уровне. «Мы признаем важность свободного потока данных и контроля за трансграничных потоками при соблюдении правовых норм и  рамок. Мы также подтверждаем роль данных для развития. цифровой общественной инфраструктуры». Схема понятна: необходимо сначала собрать большие данные на всех, а потом передать их транснациональным корпорациям через трансграничный неограниченный ничем обмен. Тема также подразумевает наличие дата-центров, в которые данные и будут стекаться изо всех щелей. Абсолютно понятно, что они будут иметь экстерриториальный статус.

Пункт 56 говорит о принципах DPI: «Мы признаем, что безопасная, надежная, подотчетная и инклюзивная цифровая общественная инфраструктура, уважающая права человека, их личные данные, конфиденциальность и интеллектуальные права может способствовать устойчивости и предоставлению услуг, а также инновациям» и вот что надо сделать для этого:

  • Использовать рамочную программу G20 по системам DPI. По ней надо разбираться конкретно, но оказываетсяр, что она давно существует. Видимо именно по ее калькам действует Минцифры РФ.
  • Присоединиться к плану Индии по созданию и поддержанию глобальной DPI, включая репозиторий / GDPIR и виртуальный репозиторий DPI, добровольно используемые членами G20 и другими странами. Google и ЦРУ потирают руки.
  • Принять к сведению предложение президента Индии о создании «Альянса одного будущего» / OFA как инициативу, направленную на предоставление технической помощи и финансовой поддержки для внедрения DPI в странах с низким и средним уровнем дохода – читай в России.

При этом G20 самым серьезным образом рассматривает ДОВЕРИЕ к цифровой экономике. Этой идее посвящен пункт 57 Декларации: «Создание благоприятной, инклюзивной, открытой, справедливой, недискриминационной и безопасной цифровой экономики становится все более важным для всех стран и заинтересованных сторон при соблюдении определенных правовых рамок». Золотые слова, однако реализация немного подкачала. Вот меры по этому поводу:

  • Учет необязательных принципов G20 по поддержке бизнеса в обеспечении безопасности, защищенности, устойчивости и доверия в цифровой экономике. Так тема перекладывается с государств на транснациональные корпорации.
  • Применение набора инструментов G20 по киберобразованию и киберинформации для детей и молодых людей. Это прямое целеуказание на аудиторию, которая будет через десяток лет формировать цифровое будущее. Да и «набор инструментов» давно определен в методичках.

Но несмотря на приверженность «цифре», G20 в пункте 58 отдельно указала на борьбу с независимыми криптовалютами: «Мы продолжаем внимательно следить за рисками стремительного развития криптоактивов». Причем это пристальное внимание мотивировано заботой о гражданах и борьбой с терроризмом. В частности контроль за криптовалютами возложен на FATF – Межправительственную комиссию по финансовому мониторингу, созданной в 1998 году решением G7. Кстати, это до недавнего времени ближайший партнер российской финансовой разведки.

Особое внимание в пункте 59 уделено цифровым валютам центральных банков, которые сейчас внедряются повсеместно. Его стоит привести полностью из-за важности этого момента: «Мы приветствуем дискуссии о потенциальных макрофинансовых последствиях, возникающих в результате внедрение и принятие цифровых валют центральных банков / CBDC, особенно для трансграничных платежей, а также международной валютно-финансовой системы. Мы приветствуем отчет Центра инноваций BIS (BISIH) об уроках, извлеченных из опытов с CBDC и с нетерпением ждем отчета МВФ о потенциальных макрофинансовых последствиях широкомасштабного принятие CBDC». Говоря русским языком, центр BISIH проводил эксперименты по внедрению CBDC в развивающихся странах, например в Нигерии, и что-то пошло не так. Однако негативный опыт не отрицает «широкомасштабное» внедрение CBDC, которое в развитых странах начато с Австралии. Россия как страна со средним уровнем доходов на очереди, практически на втором месте.

G20 решила активнейшим образом содействовать созданию цифровых экосистем, что и определила в пункте 60 совместной Декларации. В России этот процесс еще в «пандемию» возглавил Сбербанк Германа Грефа. Странное совпадение, не правда ли?

Для их развития считается целесообразным и практически обязательным:

  • Содействовать ответственному, устойчивому и инклюзивному использованию цифровых технологий фермерами и экосистемой агротехнических стартапов, а также малыми и средними предприятиями. Таким образом, главный объект цифровизации – сельское хозяйство. В преддверии запланированного глобалистами голода это особый знак.
  • Поддержать создание глобальной инициативы по цифровому здравоохранению / GIDH в рамках управляемая ВОЗ структуры как комплексной экосистемы цифрового здравоохранения при соблюдении правил защиты данных. Понятно, что ВОЗ собирает генетические данные на всех людей через внедрение паспортов вакцинации, являющихся неотъемлемой частью Digital ID. Тут же окажутся и все медицинские сведения о наших ребятишках как потенциальных доноров органов, которые еще массово не выращивают из стволовых клеток реципиентов.
  • Использовать цифровые технологии для защиты и продвижения культуры и культурного наследия , а также принять членами G20 «цифровые рамки» для развития культурного и творческие сектора. Так назван конкретный способ переписывания истории и подмены традиций.

Декларация G20 в пункте 61 обращает внимание на «ответственное использование искусственного интеллекта» но так, как это понимают на коллективном западе. «Быстрый прогресс ИИ обещает процветание и расширение глобальной цифровой экономики. Мы стремимся использовать ИИ на благо общества, решая возникающие проблемы ответственным, инклюзивным и человекоцентричным образом, защищая при этом права людей и их безопасность». Хорошие слова, и для их реализации подготовлены определенные рекомендации:

  • «Подтверждаем нашу приверженность принципам для ИИ, определенных G20 еще в 2019 году и в соответствии с ними делиться информацией о подходах к использованию ИИ для поддержки решений в цифровой экономике». То есть принципы, определенные тогда под руководством Google совместно с Национальной разведкой США, будут навязаны остальным странам.
  • «Будем придерживаться проинновационного подхода к регулированию/управлению, который максимизирует преимущества и учитывает риски, связанные с использованием ИИ». Похоже, что в риторике наших цифровизаторов скоро появится новая мантра.
  • «Будем продвигать ответственный ИИ для достижения целей устойчивого развития». Остается надеяться на то, что искусственный интеллект удастся научить «хорошему».

Нетрудно смекнуть, что глобальная цифровизация ставит перед собой не менее масштабную цель – во-первых, аккамулировать в единых центрах при суперкомпьютерах всех мировых данных; а во-вторых, поручить машинному интеллекту управлять человеческим стадом – служебными людьми транснациональных корпораций. Интересов государств в этом нет вообще, да они, государства, скоро вообще отомрут по итогам Четвертой промышленной революции по Клаусу Швабу.

Конец шестой части. Продолжение следует.

Дмитрий Светин, РИА Катюша

15 Сентября 2023 в 01:08
4955