Очередная «сходка» глобалистов на World Economic Forum в Давосе планируется на 16 – 20 января. К нему 11 января выпущен доклад Global Risks Report 2023, включающий тренды развития рисков до 2030 года. «В ландшафте краткосрочных рисков преобладают энергия, продовольствие, долги и стихийные бедствия. Страдают те, кто уже является наиболее уязвимым, а перед лицом многочисленных кризисов число тех, кого можно отнести к уязвимым, быстро увеличивается как в богатых, так и в бедных странах. Климат и человеческое развитие должны быть в центре внимания мировых лидеров, даже когда они борются с текущими кризисами. Сотрудничество — единственный путь вперед», — отметил управляющий директор WEF Саадия Захиди.

Из доклада очевидно, что глобалисты хотят загнать мир в эпоху «поликризисов», которые должны сплотить под знаменами «Четвертой промышленной революции» и «Великого обнуления» подготовленных ими мировых лидеров: «Сегодня мир находится в критической переломной точке. Само количество продолжающихся кризисов требует смелых коллективных действий». Вот их краткий план на 2023 год:  «Одновременные шоки, глубоко взаимосвязанные риски и подрыв устойчивости порождают поликризисы, когда разрозненные кризисы взаимодействуют так, что их общее воздействие намного превышает сумму каждой части». Но Россия это еще сможет преодолеть, ведь даже WEF считает, что мир находится в переходной точке, которая не является «точкой невозврата». Поэтому именно на нашей стране сейчас лежит ответственность за мир, состоящий из суверенных стран, а не транснациональных корпораций и наднациональных структур.

Под глобальными рисками WEF понимает возможность возникновения событий под воздействием факторов, которые, если произойдут, окажут негативное влияние на значительную долю общего ВВП, населения или природных ресурсов. Аналитики форума говорят о том, что «глобальный ландшафт рисков одновременно и совершенно новый, и до жути знакомый». По их мнению, происходит возвращение «старых» рисков, с которыми сталкивались немногие из нынешних руководителей бизнеса и стран. К новым рискам относятся небывало высокие уровни госдолга и корпоративного сектора; все более быстрый темп технологического развития и его беспрецедентное переплетение с критическим функционированием общества; растущее давление изменения климата.

Сами риски разделяются глобалистами на пять крупных групп: экономические (Э), природные (П), геополитические (Г), социальные (С) и технологические (Т). В докладе отранжированы риски на пути из 2023 к 2025 году как для государств, так и для транснациональных корпораций. Именно их инициация, а не противодействие, использование обстоятельств для глобального обнуления существующего уклада мира является настоящей целью глобалистов, собирающихся в Давосе. На картинке приводятся взаимосвязанные группы рисков, откуда легко через связи и уровни определить будущие «точки воздействия».

Пройдемся по основным идеям аналитиков WEF, которые являются для глобалистов руководством к действию:

  1. «Кризис стоимости жизни признан самым серьезным глобальным риском на следующие два года. Он уже наступил, и инфляционное давление непропорционально ударит по тем, кто меньше всего может себе это позволить. Еще до пандемии COVID-19 цены на предметы первой необходимости — товары длительного пользования, такие как продукты питания и жилье, росли. В 2022 году затраты еще больше увеличились, в основном из-за продолжающихся перебоев с потоками энергии и продуктов питания из России и б/УССР. Для сдерживания внутренних цен около 30 стран в прошлом году ввели ограничения, в том числе запрет на экспорт, на продукты питания и энергоносители, что еще больше подстегнуло глобальную инфляцию. Это привело к значительному росту цен на товары первой необходимости. Цены на энергоносители останутся на 46% выше среднего в 2023 году по сравнению с прогнозами на январь 2022 года. Ослабление политики Китая в отношении COVID-19 может привести к росту цены на энергоносители и сырьевые товары еще больше — и проверит устойчивость глобальных цепочек поставок, если изменения политики останутся непредсказуемыми по мере роста числа инфекций».

В последней фразе логики нет от слова «вообще». А вот рост розничных цен заметен каждому члену социума и подвергает его основу – государственную власть реальной опасности за счет дестабилизации социально-политической обстановки, возрастает риск широкомасштабного насилия и вынужденной миграции. В докладе отмечается, что этот тренд будет «наиболее остро ощущаться в и без того уязвимых государствах. – включая Сомали, Судан, Южный Судан и Сирийскую Арабскую Республику, – но также может усугубить нестабильность в странах, столкнувшихся с одновременным продовольственным и долговым кризисом, таких как Тунис, Гана, Пакистан, Египет и Ливан». Указанные страны – цели глобалистов до 2025 года включительно.

Но это еще не все: «Сочетание экстремальных погодных явлений <читай - применение климатического оружия> и ограниченного предложения может превратить нынешний кризис стоимости жизни в катастрофический сценарий голода и нищеты для миллионов людей в странах, зависящих от импорта, или превратить энергетический кризис в гуманитарный кризис в беднейших странах с формирующимся рынком». Кстати, кто не помнит, именно к этой категории стран глобалисты относят Россию. Они прогнозируют до конца 2023 года дефицит электроэнергии в результате отключения поставщиков или естественного, случайного или преднамеренного повреждения трубопроводов и энергосетей; глобальный продовольственный кризисотсроченный эффект резкого роста цен на удобрения и влияние экстремальных погодных условий на производство продуктов питания в ключевых регионах. Интересно, что к ним отнесены и «развитые» страны Запада. В них ожидаются неожиданные производственные или транспортные потрясения, в том числе нехватка воды в Нидерландах; засухи и крупномасштабная гибель насекомых в США и Бразилии; или меры контроля, введенные этими странами, могут еще больше дестабилизировать глобальную продовольственную безопасность. Это очень напоминает применение генетического биологического оружия.

  1. В мировой экономике ожидается спад. «Сегодня правительства и центральные банки во главе с развитыми рынками, особенно США, ЕС и Британией, балансируют между управлением инфляцией, не вызывая глубокой или продолжительной рецессии, и защитой граждан от издержек, кризиса жизни, одновременно обслуживая исторически высокие долговые нагрузки» . Долговые кризисы; неспособность стабилизировать траектории цен; «затяжной экономический спад» внесены в ТОП-10 основных рисков на следующие два года. Инфляция тоже является всеобщей проблемой. «Быстрая и/или устойчивая инфляция» также была выделена в пятерку главных рисков в течение следующих двух лет в 89 странах. Она была признана главной угрозой в ряде стран G20, включая Бразилию, Южную Корею и Мексику, хотя инфляционное давление затронуло как развитые, так и развивающиеся экономики. Наиболее проблемными с этой точки зрения называются Аргентина, Турция, Зимбабве, Венесуэла, Ливан, Сирия и Судан. Теперь становится понятным, почем Банк России ориентируется именно на уровень инфляции, продолжая душить российскую экономику.
  2. Геоэкономическое противостояние ставится аналитиками WEF на третье место среди наиболее серьезных рисков в течение следующих двух лет. «Конфронтация между странами в краткосрочной перспективе останется в основном экономической по своему характеру. Геоэкономическая конфронтация, включая санкции, торговые войны и проверку источников инвестиций, является основной экономической угрозой среди 42 стран, и главным риском во многих странах Восточной и Юго-Восточной Азии. Таким образом, обозначены темы будущего воздействия на развивающиеся экономики.

В докладе отранжированы риски на пути из 2023 к 2025 году как для государств, так и для транснациональных корпораций. Первые являются объектами, а вторые – субъектами воздействия при проведении глобального обнуления. Хотя проблемы почти одинаковы, оценка их значимости абсолютно разная из-за роли, за исключением двух первых.

«Страновые»  риски:

  1. (С) Кризис стоимости жизни
  2. (П) Стихийные бедствия и экстремальные погодные явления
  3. (П) Неудача смягчения последствий изменения климата
  4. (Г) Геоэкономическое противостояние
  5. (П) Неспособность смягчить изменение климата
  6. (Э) Долговой кризис
  7. (С) Разрушение социальной сплоченности и социальная поляризация
  8. (Э) Неспособность стабилизировать ценовые траектории
  9. (Т) Широко распространенная киберпреступность и кибербезопасность
  • (Э) Затяжной экономический спад

Риски транснациональных корпораций:

  1. (С) Кризис стоимости жизни
  2. (П) Стихийные бедствия и экстремальные погодные явления
  3. (Г) Геоэкономическое противостояние
  4. (Т) Широко распространенная киберпреступность и кибербезопасность
  5. (П) Инциденты с крупномасштабным экологическим ущербом
  6. (С) Разрушение социальной сплоченности и социальная поляризация
  7. (П) Неудача смягчения последствий изменения климата
  8. (П) Кризис естественных ресурсов
  9. (Э) Долговой кризис
  • (П) Неспособность смягчить изменение климата

Такой рейтинг позволяет сделать вывод о том, что конкретно ждет нашу планету по мнению глобалистов в 2023 - 2025 году. Это искусственное сокращение численности «среднего класса; применение климатического оружия; усиление санкционных режимов в корпоративных интересах; развитие искусственного интеллекта и его боевое применение; спектр диверсий для получения конкурентных преимуществ, в том числе на ядерных объектах; разрушение «старых» ценностей и традиций, атомизация общества.

Кто предупрежден, тот вооружен. С нами Бог, за нами Россия! Только наша страна может что-то противопоставить этим деструктивным планам, направленных на уничтожении человеческой цивилизации. Вот только для этого нужна политическая и экономическая воля. Чтобы не стало, как говорил Виктор Черномырдин: «Хотели как лучше, а получилось как всегда!».

Дмитрий Светин специально для РИА «Катюша»

 

13 Января 2023 в 06:43
3076