Приветственные слова председателя правительства РФ Михаила Мишустина в адрес главного председателя кому-то явно показались знаковыми: «Важно, что свой первый зарубежный визит после переизбрания Вы совершаете в нашу страну. Это свидетельствует об особом характере российско-китайских отношений, вступающих в новую эпоху». Этой новой эпохой, по всей логике событий будет «цифра» и, как водится у глобалистов всех мастей «устойчивое развитие». Этот термин теперь употребляется как для Арктики, так и в сферах транспорта, изменению климата и прочим «шнягам», которые транслирует на остальных мир англосаксов. Стоит только прочитать Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о международных отношениях, вступающих в новую эпоху, и глобальном устойчивом развитии, которое теперь станет методичкой для «технического» премьера. Правда оно от 2022 года, но изменений будет маловато.

Вернемся к главному. «Правительства России и Китая должны обеспечить скоординированную работу по выполнению всех договорённостей, которые будут достигнуты на высшем уровне», - сказано в релизе нашего Белого дома после окончания нынешнего визита. Эту работу Мишустин будет координировать лично с премьером Государственного совета КНР Ли Цяном. Но это - только вертикаль отношений. Новой эпохе требуется сетевое развитие. Именно поэтому Мишустин пишет, что «мои заместители, руководители министерств и ведомств … напрямую взаимодействуют с китайскими коллегами, в режиме реального времени занимаются продвижением совместных проектов по курируемым направлениям». Все кажется правильным, но напрягает один момент, сказанный год назад в совместном заявлении председателя КНР и президента РФ. Он про COVID-19: «Продолжающаяся пандемия новой коронавирусной инфекции бросает серьезный вызов реализации повестки дня ООН в области устойчивого развития до 2030 года. Крайне важно совершенствовать партнерские отношения в интересах глобального развития, содействовать тому, чтобы новый этап глобального развития характеризовался сбалансированностью, гармоничностью и инклюзивностью». Это – прямая цитата из методичек ВЭФ Клауса Шваба. И именно этим наш премьер теперь будет руководствоваться – он же не может подвести кураторов.

О чем же еще договорились лидеры стран-противников англосаксов и что придется выполнять «техническому» премьеру в 2023 году? В  прошлом году Россия и Китай призвали к «всеобщему благополучию» через  укрепление диалога и взаимного доверия, чтобы «углублять взаимопонимание, отстаивать такие общечеловеческие ценности, как мир, развитие, равенство, справедливость, демократия и свобода, уважать права народов на самостоятельный выбор пути развития своих стран, а также суверенитет и интересы государств в области безопасности и развития». В совместном заявлении было прописано:

  • Требование защищать международную систему, опирающуюся на центральную роль ООН, миропорядок, основанный на международном праве, добиваться подлинной многосторонности при центральной и координирующей роли ООН и ее Совета Безопасности.
  • Призыв содействовать демократизации международных отношений, обеспечивать достижение мира, стабильности и устойчивого развития на земле. Это как в основном тосте американских девушек из фильма «Мисс конгениальность»: «За мир во всем мире!».
  • Понимание, что демократия – это способ участия граждан в управлении собственной страной в интересах повышения благосостояния населения и обеспечения принципа народовластия.
  • Ясность, что демократические принципы реализуются не только во внутригосударственном управлении, но и на глобальном уровне.
  • Что защита демократии и прав человека не должна использоваться как инструмент для оказания давления на другие страны.
  • Необходимость четко соблюдать устав ООН и Всеобщею декларациею прав человека. Ими «определены благородные цели в сфере универсальных прав человека, закреплены базовые принципы, которым должны следовать и которые должны осуществлять на практике все государства».
  • Активизация работы по сопряжению планов развития Евразийского экономического союза и инициативы «Один пояс, один путь».
  • Углубление практической кооперации в области устойчивого развития Арктики.
  • Требование наращивать сотрудничество в рамках многосторонних механизмов, включая ООН, содействование включению международным сообществом вопросов развития в перечень ключевых пунктов при координации глобальной макрополитики.
  • Подтверждение готовности продолжать работу по выдвинутой КНР «Инициативе в области глобального развития», включая участие в мероприятиях по линии «Группы друзей в поддержку инициативы в области глобального развития на площадке ООН».
  • Призыв ко всем странам укреплять сотрудничество в сфере устойчивого транспорта, активно развивать контакты и обмениваться знаниями в области строительства транспортных мощностей, включая умный транспорт, устойчивый транспорт, развития и эксплуатации арктических маршрутов.
  • Немедленное принятие мер по внесению важного вклада в борьбу с изменением климата. <Этим объясняется появление химтрейлов над Россией>
  • Подтверждение Рамочной конвенции ООН об изменении климата, ип приверженность к ней, а также целям, принципам и положениям Парижского соглашения, в том числе принципу общей, но дифференцированной ответственности. <Мы никогда не выйдем из капкана глобалистов>.
  • Решительное содействие развитию международного сотрудничества и обменов в сфере биологического разнообразия, энергичное участие в процессе глобального управления в данной сфере, намерение совместно способствовать гармоничному развитию человека и природы, а также «зеленой трансформации» в интересах глобального устойчивого развития.
  • Наращивание кооперации в сфере разработки и производства вакцин против новой коронавирусной инфекции и лекарственных препаратов для ее лечения, углубление сотрудничество в области общественного здравоохранения и современной медицины. «Привет пандемии рака».
  • Взаимная поддержка в вопросах защиты своих коренных интересов, государственного суверенитета и территориальной целостности, против вмешательства внешних сил в свои внутренние дела.
  • Выступление против действий внешних сил по подрыву безопасности и стабильности в общих сопредельных регионах, намерены противостоять вмешательству внешних сил под каким бы то ни было предлогом во внутренние дела суверенных стран, против «цветных революций».
  • Осуждение терроризма в любых его проявлениях, продвижение идеи формирования единого глобального антитеррористического фронта при центральной роли ООН.
  • Обеспокоенность создания США, Великобританией и Австралией (AUKUS) «трехстороннего партнерства в сфере безопасности», которое предусматривает углубление сотрудничества между его участниками в сферах, затрагивающих стратегическую стабильность.
  • Придания важного значения вопросам управления в сфере искусственного интеллекта. Для этого необходимо укреплять диалог и контакты по его вопросам. <Вот основная работа цифровизатора Мишустина>.
  • Готовность углубления сотрудничество в сфере международной информационной безопасности и способствование построению открытой, безопасной, устойчивой и доступной ИКТ-среды. <Доступной через backdoors для китайских партнеров>.
  • Проведение курса на интернационализацию управления сетью «Интернет», за равные права на управление ею. <Ее полным госконтролем>.

А вот и главное: Россия и КНР совместно  выступали в поддержку и защиту многосторонней торговой системы, основанной на центральной роли Всемирной торговой организации (ВТО), и хотят принимать активное участие в ее реформе, и недопущения односторонних подходов и протекционизма.

Это до сих пор осталось главным посылом для нашего правительства. Очень жаль, что реальных изменений позиции не произошло. Это можно понять из списка договоренностей, которые были достигнуты во время госвизита председателя Си Цзыньпина (сайт Кремля):

  1. Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики об углублении отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия, вступающих в новую эпоху.
  2. Совместное заявление Президента Российской Федерации и Председателя Китайской Народной Республики о плане развития ключевых направлений российско-китайского экономического сотрудничества до 2030 года.
  3. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве в области совместного производства телевизионных программ.
  4. Протокол к Соглашению между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о создании и организационных основах механизма регулярных встреч глав правительств России и Китая от 27 июня 1997 г.
  5. Меморандум о взаимопонимании между Министерством промышленности и торговли Российской Федерации и Министерством коммерции Китайской Народной Республики об углублении сотрудничества в области выставочно-ярмарочной деятельности.
  6. Меморандум о взаимопонимании между Министерством промышленности и торговли Российской Федерации и Министерством коммерции Китайской Народной Республики об углублении инвестиционного сотрудничества в области освоения и использования лесных ресурсов.
  7. Меморандум о взаимопонимании между Министерством экономического развития Российской Федерации и Министерством коммерции Китайской Народной Республики об углублении инвестиционного сотрудничества между субъектами Российской Федерации и провинциями Китайской Народной Республики в области соевой промышленности.
  8. Меморандум о взаимопонимании между Министерством Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Арктики и Министерством коммерции Китайской Народной Республики по промышленному и инфраструктурному сотрудничеству в преференциальных режимах Дальнего Востока Российской Федерации.
  9. Протокол между Министерством науки и высшего образования Российской Федерации, Министерством науки и технологий Китайской Народной Республики, Объединенным институтом ядерных исследований и Китайской академией наук об укреплении сотрудничества в области фундаментальных научных исследований.
  10. Меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве в сфере защиты прав потребителей между Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Российская Федерация) и Главным государственным управлением по контролю и регулированию рынка Китайской Народной Республики.
  11. Меморандум о взаимопонимании между Федеральным агентством по управлению государственным имуществом (Российская Федерация) и Комитетом по контролю и управлению государственной собственностью Государственного совета Китайской Народной Республики по укреплению сотрудничества в сфере управления государственными предприятиями.
  12. Комплексная программа долгосрочного сотрудничества в области реакторов на быстрых нейтронах и замыкания ядерного топливного цикла между Государственной корпорацией по атомной энергии «Росатом» и Агентством по атомной энергии Китайской Народной Республики.
  13. Меморандум о сотрудничестве между Федеральным государственным унитарным предприятием «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания» и Медиакорпорацией Китая.
  14. Соглашение об обмене информацией и сотрудничестве между Федеральным государственным унитарным предприятием «Информационное телеграфное агентство России (ИТАР-ТАСС)» (Российская Федерация) и Информационным агентством «Синьхуа» (Китайская Народная Республика).

Понятны «преференции», которые лично ожидают получить многие российские чиновники, до сих пор не сталкивающиеся  с МГБ Китая. А там смотрят за всеми и «перераспределения» денег инвесторов не допустят. «Восток – дело тонкое! Петрухи», - но в случае с китайцами – очень понятное.

Дмитрий Светин, РИА Катюша

23 Марта 2023 в 08:01
5365