В последнее время оказались забытыми слова Михаила Задорнова о скорости передачи приказов. Он рассказывал, что при анализе схем принятия решений во Второй мировой войне американские военные историки обнаружили очень интересную зависимость: при внезапном столкновении с силами японцев американцы, как правило, гораздо быстрее думали и, как следствие, побеждали даже превосходящие силы противника. Исследовав эту закономерность, они пришли к выводу, что средняя длина слова у американцев составляет 5.2 символа, тогда как у японцев 10.8. Следовательно, на отдачу приказов у янки уходило на 56% меньше времени, что в бою играет важную роль. Ученые также проанализировали русскую речь, и оказалось, что длина слова в нашем языке в среднем составляет 7.2. Однако тему пришлось уточнять – дело в том, что команды у нас отдаются с помощью ненормативной лексики и тогда американцы отдыхают –приказы у русских самые четкие: 3.2 буквочек в слове. Но сейчас во время войны в Руине это не работает: по приказам Генштаба нужны не краткие слова, а куча никому не нужных бумаг. Без них не пойдешь в наступление, не среагируешь на действия врага, не пошлешь войсковую разведку. Мы проигрываем не противнику, а собственной псевдовоенной бюрократии.

По данным ТГ-канала «Контора пишет» у командира полка сейчас свыше полусотен отчетных документов, требующих непрерывного ведения. Для оперативно-тактических соединений типа бригады число отчетных документов практически удваивается. Что важно, составление рутинных бумаг – сверок, журналов, ведомостей и многих других  - можно поручить полковой канцелярии. Но «не рутинные» темы, а именно боевые и предварительные распоряжения, замыслы, планы, планы по видам обеспечения, пояснительные записки, боевые приказы, просто приказы, в т.ч. на марши, передислокацию, погрузки и выгрузки, доклады, донесения, сводки, план-графики, и самое главное - иллюстрированные доклады начальству командиру приходится курировать самому. Время для работы «на передке» не остается. Таким образом, общее командование в лучшем случает осуществляет заместитель командира полка, ставя письменные задачи командирам батальонов. Те при их реализации плодят чуть меньшее количество документов, часть из которых идет вверх. К примеру, это приказы на согласование, планы на утверждение, сводки и донесения, а также «святое» - видеоотчеты. Письменные приказы потом спускаются на уровень роты, а там своя заморочка.

ТГ-канал Vоенкор Котенок Z уточняет историю простыми словами: «Воевать некогда!». Вот описание одного дня командира воюющей роты одной из бригад Народной милиции ДНР, кстати, с завтрашнего дня подразделения МО РФ:

«Утром проснулся, нужно вести рапорты в ППД, стоять в очередях к разным службам. На дорогу — час-полтора, мытарства в ППД, дорога обратно в располагу. Рота воюет тем временем. По возвращении — печать первого бчс (минут 20), второй бчс сложнее — около 30-ти, затем строевая записка с полным поименным списком л/с. Ротный начинает печатать, но успевает не все — надо ехать на вечернее совещание (выезжать, минимум, за час). Совещание — минимум, час. На совещании доводят утром сдать списки л/с, у кого есть несовершеннолетние дети с ксерокопиями свидетельств о рождении для выплат и подарков (на Новый год, 1 сентября). Потом дорога обратно. До 11:00 внутреннее совещание — доклады, постановка задач. Документы, будь они неладны, до ночи. Отбой в 2:00. Утром — все заново. И так изо дня в день. Личного состава не вижу и не слышу. Организовал стрельбы — не смог присутствовать. Готовлю разлитые «формы», допуски к секретности личного состава, книгу записи больных, журнал вечерней поверки, планы подготовки, взводные журналы. Техника роты у меня нет — висят  отчеты по ГСМ, получению и списанию боеприпасов… Идет война, а я не вижу людей: совещания, бумаги, доклады, кабинеты».

По мнению реально воюющих ребят, всё это не что иное, как саботаж ротной боевой работы. Отдельно стоят циркуляры, спускаемые «сверху» от генштаба через командующего округом в полки, и далее в батальоны и в роты. Они просто парализуют инициативу тех командиров, которые обязаны принимать оперативные решения.

Есть и ответ на вопрос, когда и с чего всё это началось: С Анатолия Сердюкова aka «Табуреткин», который был назначен «гражданским министром обороны» Указом №177 Владимира Путина в 2007 году. Однако не сразу: старт реформы российской армии начался только после выборов зиц-президентом Дмитрия Медведева весной следующего года. В ходе этой «реформы», а на самом деле сломе выстроенной еще в СССР военной машины, произошло следующее:

  1. Вместо шести военных округов были созданы четыре оперативно-стратегических командования: «Запад», «Восток», «Центр» и «Юг» (Западный военный округ, Южный военный округ, Центральный военный округ и Восточный военный округ), в подчинение которых передались основные группировки всех видов Вооружённых Сил РФ и родов войск. При этом их командиры получили статус руководителей Федеральных казенных учреждений.
  2. Произошла реорганизация и сокращение органов центрального военного управления со значительным сокращением роли командований видами и родами войск. Прошло существенное сокращение численности ВС РФ, в том числе численности офицерских должностей. На тыловые темы зашли гражданские, абсолютно не компетентные в военной сфере «эффективные менеджеры». Перевод на аутсорсинг тыла сейчас сказывается на недостатках снабжения наших бойцов. Дело в том, что даже «тыловые» генералы не могут приказать коммерческим фирмам «на подряде».
  3. Прошла реформа системы военного образования, в результате чего 65 военных учебных заведений загнали в 10 (десять) системных военных вузов, а их имущество пустили с молотка. Создание военных учебно-научных центров, реализующих «образовательные программы различных уровней, профилей и специальностей» ситуацию не спасло. Это была красивая картинка в телевизоре, а не реальная подготовка младших командиров. Слава Богу, что чудом удалось отстоять «дополнительное образование» для старших офицеров в Академии Генштаба. Кстати, Сердюков пытался залезть еще на одну делянку – систему высшего образования ФСБ-ФСО на Пельше 4. Чекисты не пустили и профилактировали его эмиссаров.
  4. Прошла реорганизация системы резерва и схем подготовки мобилизационного резерва. Это именно то, что сейчас сказывается на «частичной мобилизации» в самом отрицательном виде. Были ликвидированы кадрированные соединения Сухопутных войск, а все части перевели в «силы постоянной готовности». Это не дает сейчас возможность направлять мобилизованных на базы с запасом оружия, боеприпасов, техники, ГСМ и готовой (sic!) инфраструктурой для вывода в бой.
  5. Сухопутные войска были переведены на бригадную основу с упразднением дивизионного и полкового звена. Однако в СВО воевать «бригадами» не приходится, и возвращение к полковой системе стало принципиальным.
  6. Состоялась реорганизация ВВС и ПВО с упразднением армий, корпусов, дивизий и авиационных полков. Был совершен переход на систему авиационных баз и бригад воздушно-космической обороны – частей ВКС. Именно в этом слабость работы нашей авиации по «центрам реализации решений англосаксов» у противника. Не хватает оперативной связи пехоты с командованием ВКС. Нужны бумаги для прикрытия попы.

Для того, чтобы реализовать все эти «задумки» Сердюкова, напрямую связанные с деньгами ОАО «Оборонсервис», а также Ростеха, где в то время он был председателем наблюдательного совета, а также ОАО «Химпром» - там «Табуреткин» работал председателем совета директоров, было необходимо отвлечь внимание настоящих военных от этой деятельности. Решение было найдено мгновенно: «вояк» надо было отвлечь на ложный объект. Им стала новая отчетно-приказная система, по которой нынче плачет так любимая правительством «регуляторная гильотина». Но ведь нет: генералы, пришедшие при Сердюкове, взяли бюрократию на вооружение, и  не хотят сдавать его в анналы истории.

Во время Великой отечественной войны боевой приказ занимал половину страницы и часто оформлялся постфактум, для избежания потери времени и утраты оперативного понимания ситуации. Сейчас приказ составляет 10-20 листов А4 на простейшую задачу и оформляется до его устной отдачи. И, не дай Бог, он будет не соответствовать руководящим документам, придуманным Сердюковым. А кому доложить о «несоответствиях»в  действиях настоящих командиров всегда найдется.

P.S. Не говорю о необходимости изменения Уставов ВС на основании того же «сирийского опыта». Эту темы надеюсь раскрыть отдельно.

Дмитрий Светин специально для РИА «Катюша»

03 Октября 2022 в 05:03
5022