В газете «Ведомости» 16 мая была опубликована статья «Евросоюз признал вооружения углеродно-нейтральным товаром», основанная на аналитической записке Института проблем естественных монополий (ИПЕМ). В ней говорится, что с 25 апреля продукция военного назначения будет считаться в Европе углеродно нейтральной. Товары ВПК были исключены из механизма Трансграничного углеродного регулирования / Carbon Border Adjustment Mechanism (CBAM), который устанавливает дифференцированную плату за выбросы CO2 при любом производстве. Авторы записки считают, что такое решение принято в интересах ВПК США. Оно также показывает, что все истории про карбоновую угрозу – вымыслы глобалистов, которым необходимо только одно – климатическая трансформация планеты.

Декарбонизация Европы проводится в рамках «Европейского зеленого соглашения» / The European Green Deal (EGD). Основная цель -  превратить Европу в первый в мире климатически нейтральный континент к 2050 году. Поскольку это соглашение представлено как долгосрочная стратегия развития ЕС, оно состоит из множества различных преобразующих политик, инициатив, и измерений, направленные на обезуглероживание различных секторов экономики. С момента своего первого сообщения о EGD в декабре 2019 года, Еврокомиссия признала необходимость более широких международных усилий в виде политических обязательств по борьбе с изменением климата и существенному сокращению выбросов СО2 во всем мире.

Непосредственно CBAM был представлен как часть более крупного пакета предложений, известного как Fit for 55, который направлен на сокращение выбросов в ЕС на 55% к 2030 году по сравнению с уровнями 1990 года. На самом деле трансграничное регулирование необходимо для того, чтобы лишить бизнес ЕС возможности переехать в другие страны, а не для сокращения глобальных выбросов. Первоначально регулирование Еврокомиссии касалось пяти производящих выбросы секторов экономики в отраслях, подверженные интенсивной торговле (EITE). Это производство цемента, удобрений, железа, стали, алюминия и электроэнергии. А ведь все эти производственные мощности так или иначе входят в состав любого предприятия военно-промышленного комплекса.

Но ключевой момент не в этом. Подобно системе торговли квотами на выбросы (ETS) ЕС, которая ограничивает право на выброс определенных «загрязняющих» веществ, но позволяет компаниям торговать правами на выбросы, CBAM основывается на сертификатах. Компании, импортирующие товары в ЕС, должны будут приобретать сертификаты, отражающие количество выбросов, образующихся при производстве этих товаров. И вот тут-то «собака и порылась». Еврокомиссия должна рассчитать цену этих сертификатов, которые будут отражать ETS в соответствии с правилами Всемирной торговой организации (ВТО). Эта цена окажется явно не маленькой. Поэтому, так как начало действия CBAM отнесено на октябрь 2023 года, было принято решения освободить предприятия ВПК США и Европы от покупки этих сертификатов в качестве «исключения».

Заместитель генерального директора ИПЕМ Александр Григорьев дает этому еще одну трактовку: «Подтверждение углеродного следа того или иного товара требует раскрытия большого объема информации, которой предприятия ВПК даже стран НАТО делиться друг с другом не захотят. Здесь надо не столько сравнивать углеродный след гражданской и военной продукции, сколько просто представить себе ситуацию, в которой ЕС начнет требовать у американских поставщиков вооружений раскрыть такую информацию для верификации».

Получается в результате?

Предприятия ВПК США и ЕС теперь полностью выведены из под механизмов CBAM на переходный период, который по странной случайности приходится на окончание СВО. Это позволит НАТО и их союзникам через страны ЕС снабжать режим б/УССР относительно дешевым оружием. Мало того, нет ничего более постоянного, чем временное, поэтому исключение для производителей вооружений будет продлено и в 2026 году, когда Еврокомиссия введет пограничное налогообложение на выбросы углекислого газа.

Дмитрий Светин специально для РИА «Катюша»

17 Мая 2023 в 12:05
4231