Вторым пунктом повестки 75 сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения (ВАЗ), рабочего органа Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), проходившей в Женеве с 22 по 28 мая было внесение поправок в Международные медико-санитарные правила (ММСП). Они были сформулированы в недрах постпредства США при ООН и других международных организациях и переданы руководству ВОЗ 18 января 2022 года с исх, №4-22. Вопрос вызвал очень много вопросов у членов организации, так как положил  задел в пока не сформулированное «Пандемическое соглашение», которое дает этой международной организации диктаторские полномочия в чрезвычайных ситуациях.

Сопротивление стран-участников ассамблеи было таким явным, что даже The Washington Post пришлось выступить со статьей, основным рефреном которой было утверждение, что перед 75 сессией, «ВОЗ атаковали конспирологи». Издание писало: «Мировые лидеры в области здравоохранения, собравшиеся в воскресенье в Женеве, чтобы обсудить пандемию, столкнулись с ещё одной вирусной проблемой: интуитивной, страстной негативной реакцией в интернете, которая ложно обвиняет Всемирную организацию здравоохранения в заговоре с целью отобрать власть у национальных правительств». Насколько искренни журналисты неуважаемого издания, может показать беспристрастный постатейный анализ американских предложений по поправкам к ММСП, сделанный РИА «Катюша».

В предложенном документе №А17/18 подробно описывается, как страны должны реагировать на любую чрезвычайную ситуацию в области общественного здравоохранения и как ВОЗ собирается осуществлять контроль над подобными событиями. Поправки вносят изменения в ст.ст. поправок к ММСП (2005 г.): статьи 5, 6, 9, 10, 11, 12, 13, 15, 18, 48, 49, 53, 59. Курсивом ниже выделены цитаты из документа, а подчеркнутым и жирным шрифтом – внесенные изменения.

Статья 5. Эпиднадзор

Изменен пункт 1, по которому предполагается, что каждое государство-член ВОЗ, которое обязано обеспечивать возможность выявления, оценки и уведомления о эпидемических событиях, теперь, в зависимости от показателей здоровья в мире, будет проверяться на «потенциал имеющихся возможностей. И, далее – главное: «Если в ходе такого обзора выявляются нехватка ресурсов и другие трудности в достижении этих возможностей, ВОЗ и ее региональные бюро по просьбе государства-участника предоставляют или обеспечивают техническую поддержку и оказывают содействие в мобилизации финансовых ресурсов в целях создания, укрепления и поддержания таких возможностей».

Вводится новый пункт 5. По нему «ВОЗ разрабатывает критерии раннего предупреждения для оценки и постепенной корректировки уровня национального, регионального или глобального риска, связанного с событием, причины или происхождение которого неизвестны, и в соответствующих случаях доводит эту оценку риска до сведения государств-участников в соответствии со статьями 11 и 45. Оценка риска, основанная на наилучших имеющихся знаниях, указывает на уровень риска потенциального распространения и риска потенциального серьезного воздействия на здоровье населения исходя из оценки степени контагиозности и тяжести заболевания». Т.е. теперь, не суверенное государство определяет, что у него эпидемическая ситуация, а это делает только ВОЗ. При этом именно эта организация определяет последствия ЧС для каждого «приболевшего» государства.

Статья 6. Уведомление

В пункте 1 меняется порядок уведомления о ЧС в области общественного здравоохранения. Теперь (в смысле, в случае если правила были бы приняты) каждое государство должно принимать решение в течении 48 часов «после получения соответствующей информации Национальным координатором по ММСП».  В нашем случае это Роспотребнадзор Анны Поповой, бессменный куратор соблюдения инструкций ВОЗ. Как это ведомство присвоило себе полицейские функции – говорить не надо. Теперь этот «ковидный опыт» хотят распространить на все страны мира. Как будто мало локдаунов и прочей «прелести» избыточных мер. Понятно, что «координатор ММСП» получает «соответствующую информацию исключительно от ВОЗ.

Но что еще важно: «Если уведомление, полученное ВОЗ, относится к компетенции Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), Продовольственной и сельскохозяйственной организации (ФАО), Всемирной организации по охране здоровья животных (МЭБ), Программы  ООН по окружающей среде (ЮНЕП) или других соответствующих организаций, то ВОЗ незамедлительно уведомляет об этом соответствующие организации».  Таким образом, ВОЗ делается главным координатором по ЧС вообще, а не только в области здравоохранения и через своих представителей мониторит эти ситуации и «стучит» в создаваемый глобалистами пул «международных организаций» с частно-государственным финансированием.

Пункт 2 тоже поправили, в нем появились ключевые слова про генетику: «После уведомления государство-участник продолжает препровождать ВОЗ с помощью наиболее эффективных имеющихся средств связи своевременную, точную и достаточно подробную медико-санитарную информацию, которой оно располагает, по возможности включая данные о генетических последовательностях». То есть ВОЗ устанавливает над государствами с ЧС генетический контроль.

Статья 10. Проверка

Пункт 3 дополнен: «В течение 24 часов после получения предложения ВОЗ о сотрудничестве государство-участник может запросить дополнительную информацию, подтверждающую это предложение. ВОЗ предоставляет такую информацию в течение 24 часов. По истечении 48 часов с момента первоначального предложения ВОЗ о сотрудничестве непринятие государством-участником предложения о сотрудничестве представляет собой отказ для целей обмена имеющейся информацией с государствами-участниками в соответствии с пунктом 4 настоящей статьи». А по п.4 ВОЗ теперь даже при несогласии государства предоставляет свою информацию всем остальным. Т.е. навязывает разведывательную медицинскую информацию не проверенную на месте ЧС. Какую информацию распространяет ВОЗ через своих представителей, говорится в следующей статье.

Статья 11. Информация, предоставляемая ВОЗ

В ее пункт 1 добавлено, что теперь эта информация может быть не только экспертной, основанной на фактах, но и «которая имеется в открытом доступе». Т.е. для оценки ЧС ВОЗ собирается использовать социальные сети и мессенджеры. К чему это может привести, показывают цветные революции и даже прошлые президентские выборы в США, украденные у Трампа. При этом теперь «ВОЗ считает необходимым, чтобы такая информация предоставлялась в распоряжение других государств-участников для проведения обоснованной и своевременной оценки рисков», это дополнение в п.2.

Статья 12. Определение чрезвычайной ситуации в области общественного здравоохранения, имеющей международное значение, чрезвычайной ситуации в области общественного здравоохранения, имеющей региональное значение, или промежуточного предупреждения об опасности для здоровья

Здесь правка начинается сразу в заголовке статьи. Добавлены региональные ЧС и некие «промежуточные предупреждения, возможно на фазе начала формирования ЧС. Но «собака покопалась» в другом. Дело в том, что Генеральный директор, принимающий решение о ЧС, теперь не различает, является ли она «потенциальной или реальной» и «поднимает «мировой кипеж» по любому, понятному только ему и аппарату ВОЗ поводу. Все это выливается в создание Комитета по чрезвычайной ситуации с не менее «чрезвычайными» полномочиями. А вот завершить ЧС гендиректор сам не может, тема «закрывается» только по согласованию с этим самым комитетом. Интересно, что новые пп. 6 и 7 вводят дифференс между международными и региональными ЧС. По первой линии теперь работает гендиректор, а по второй – региональные директора.

Статья 13. Ответные медико-санитарные меры.

Пункт 1 в этой статье ключевой: «ВОЗ оказывает содействие сотрудничает государству-участнику в принятии ответных мер в связи с риском для общественного здравоохранения и другими событиями посредством обеспечения технического руководства и помощи, а также посредством оценки эффективности мер контроля на местах, включая, в случае необходимости, мобилизацию международных групп экспертов для оказания помощи на местах. Государство-участник принимает или отклоняет такое предложение о помощи в течение 48 часов и, в случае отклонения такого предложения, представляет ВОЗ свое обоснование отказа, о котором ВОЗ информирует другие государства-участники».

Таким образом, руководство по ликвидации ЧС переносится в руки ВОЗ, которая может привлекать к этому «международные силы». Как известно, под видом «международных экспертов» теперь все чаще выступают самые разнообразные наемники. Именно так на территорию Украины заходили группы SAS и SBS Британии.

Пункт 4 этой статьи предусматривает предоставление государствами представителям ВОЗ доступа к объектам на своей территории для оценки ситуации на месте.

Статья 15. Временные рекомендации

В ее пункте 2 говорится о том, что они – «временные рекомендации» - как раз и включают «засылку» групп экспертов, определяющих медико-санитарные меры на местах и наверняка их реализующих. Государство, в котором случилась ЧС, как бы вообще не причем.

Статья 48. Круг ведения и состав

Пункт 1 определяет состав Комитета по чрезвычайной ситуации. Он теперь не только «состоит из экспертов, отобранных генеральным директором из списка экспертов по ММСП и в соответствующих случаях из других списков экспертов-консультантов Организации, а также директоров региональных бюро из любого затронутого региона». Таким образом, для России его возглавлять будет как раз Анна Попова. Американцы не могли обойтись и без своей «толерантности». Оказывается, гендиректор ВОЗ должен отбирать в этот Комитет членов исходя из «принципов справедливой возрастной, гендерной и географической представленности».  Но появилась еще одна оговорка. В Комитет по ЧС конкретной страны теперь в обязательном порядке с правом решающего голоса должны входить «эксперты, назначенные другими затронутыми государствами-участниками. Для целей статей 48 и 49 «затронутое государство-участник» означает государство-участник, которое затронуто соответствующим событием либо ввиду географической близости, либо иным образом».  Для России, которую усиленно делают «страной-изгоем» это крайне критично. Кроме Беларуси у нас нет стратегических союзников, и каждый сосед попробует нас «подтопить» и в эпидемической теме.

Статья 49. Процедура

В добавленном пункте 3 bis говорится о разрешении противоречий в Комитете по ЧС: «Если Комитет по чрезвычайной ситуации не достиг единогласия в отношении своих выводов, любой его член имеет право выразить свое особое профессиональное мнение в отдельном или групповом докладе, в котором указываются причины, почему выражается иное мнение, и который является частью доклада Комитета по чрезвычайной ситуации». Т.е. формально «свобода мнения» соблюдена, однако нигде и ничего не говорится об учете этого особого мнения. В ситуации нашей страны это как раз и есть «гарантированное меньшинство».

А пункт 3 ter вызывает просто немое удивление: Оказывается сам «Состав Комитета по чрезвычайной ситуации и его полные доклады доводятся до сведения государств-участников». А что, мог бы и не доводиться?

Подправленный пункт 4 подчеркивает, что на собственной территории суверенное государство имеет только совещательный голос. Это определяет следующее положение: «Генеральный директор предлагает затронутым государствам-участникам, включая государство-участник, на территории которого возникает данное событие, представить свои мнения Комитету по чрезвычайной ситуации». Но это значит и то, что пусть и «совещательное» мнение страны, где наблюдается ЧС равно мнениям стран из ее окружения или «заинтересованных стран». Среди последних так и видится США – главный интересант всех мировых процессов.

Новая статья 53 bis. Комитет по обеспечению соблюдения правил ВОЗ

Это «вишенка на торте», которая вводит дополнительный и нерегламентированный Уставом ВОЗ контрольный орган, который наблюдает за суверенными государствами, Комитетами по ЧС и обеспечивает «осуществление контроля, консультирование и/или содействие оказанию помощи по вопросам, касающимся соблюдения, в целях оказания государствам-участникам содействия в соблюдении обязательств, предусмотренных настоящими Правилами». Этакая контрольно-ревизионная комиссия с неограниченными полномочиями, которая «стремится» вырабатывать рекомендации на «основе консенсуса».

Вот как бы и все основное. Так что вывод о том, что эти поправки действительно значительно расширяют полномочия ВОЗ и её власть над суверенными государствами, можно считать абсолютно доказанным.  Они предоставляют ВОЗ право чаще действовать в рамках ММСП в одностороннем порядке, без консультаций с государством. Недаром представитель России в ВОЗ Александра Дронова в своём выступлении 23 мая в Женеве призвала гендиректора ВОЗ Тедроса Гебрейесуса не допустить превращения организации в политическую площадку. Кроме того, Дронова обратила внимание, что «разработка нового международного документа ВОЗ по реагированию на пандемию и внесению точных изменений в ММСП не должна нарушать суверенное право стран определять комплекс мер реагирования на чрезвычайные ситуации». Очень правильная позиция.

Дмитрий Светин специально для РИА «Катюша»

31 Мая 2022 в 02:27
7481